Поиск
Рейтинг
Порталус
база публикаций

ВОЕННОЕ ДЕЛО есть новые публикации за сегодня \\ 24.01.21


Варшавское восстание 1944 [г.] в документах из архивов спецслужб

Дата публикации: 16 декабря 2020
Автор: В. С. ПАРСАДАНОВА
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ВОЕННОЕ ДЕЛО
Источник: (c) Вопросы истории, № 4, Апрель 2008, C. 166-169
Номер публикации: №1608110436 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


В. С. ПАРСАДАНОВА, (c)

найти другие работы автора

Powstanie Warszawskie 1944 w dokumentach z archwow stuzb specjalnych. Warszawa-Moskwa. 2007. 1377 c.

 

Варшава-Москва. 2007. 1377 с.

 

Рецензируемая работа - третья документальная публикация, изданная Федеральной службой безопасности Российской Федерации в сотрудничестве с Министерством внутренних дел и администрации Польши. Издание предпринято в соответствии с соглашением 2000 г., по которому стороны обязались вести совместную работу по публикации документов, ликвидирующих "белые пятна" во взаимной истории наших стран.

 

Если первые два тома1 содержали в основном документы из российских архивов, то для третьего они извлечены преимущественно из архива Института национальной памяти. Всего в томе 149 материалов, каждый на русском и польском языках. Они разбиты на три группы.

 

Первая - оперативные документы вермахта и немецких спецслужб о ходе восстания (44 документа). Вторая - документы вермахта и немецких спецслужб с данными, полученными от агентуры и в ходе допросов (48 документов). Третья (по объему половина сборника) - следственные материалы польских и советских органов государственной безопасности (49 документов). Этот раздел в значительной части содержит документы Центрального архива ФСБ о преследовании в СССР гитлеровских преступников.

 

В приложении - семь материалов иного происхождения: дневники, статьи из повстанческой газеты, материалы Военной коллегии Вер-

 
стр. 166

 

ховного суда СССР, аналитический отчет губернатора варшавского дистрикта Л. Фишера, представляющий в германском изложении историю Сопротивления в Польше, восстания в Варшаве, а также протокол судебного разбирательства по его делу, фактически - очная дуэль Фишера и фон дем Баха, выступавшего в качестве свидетеля. Отчет Фишера можно считать ключевым документом тома.

 

Третий раздел можно было бы озаглавить "Возмездие". Наряду с "Приложением" это наиболее интересная часть сборника: допросы в основном "первых лиц" немецкой стороны разыгрывавшейся трагедии; военного коменданта Варшавы генерала Р. Штагеля, генерала СС Э. Баха-Зелевского, руководившего подавлением восстания, начальника СС и полиции в Варшавском дистрикте генерала П. -О. Гейтеля и др.

 

Польская сторона представлена в сборнике лицами второстепенными. Из возможных "первых фигурантов" это Л. Окулицкий - его объяснения о том, как он стал третьим командующим Армией крайовой (АК); фактически речь идет о событиях уже после подавления восстания. Документ ранее публиковался; здесь он помещен, очевидно, из-за свидетельства Окулицкого о намерении АК сохранить в Польше антисоветское подполье. Этому источнику отдано предпочтение перед имеющимся в том же архивном деле (о процессе 16-ти) "Собственноручными признаниями" Окулицкого 1945 г. - аналогом фишеровского доклада. Генерал Окулицкий, генштабист, глубокий военный аналитик, дал в них убедительный анализ с польской стороны хода Варшавского восстания, его причин, целей, задач и последствий. Уж если не нравились составителям высказывания Окулицкого о соотношении политических сил в Польше в 1944- 1945 гг. и о правительстве в эмиграции, то можно было взять опубликованный в Лондоне его декабрьский 1944 г. доклад о "варшавской битве"2. Отсутствие одного из этих материалов - существенное упущение публикации.

 

Во введении к тому представлена необходимая историографическая справка. Две карты показывают, какую территорию удалось захватить повстанцам в первые дни, а также очаги сопротивления ко 2 октября 1944 г., дню капитуляции. Завершают издание 104 документальные фотографии.

 

Особо следует отметить научно-справочный аппарат и в первую очередь "примечания", включающие почти тысячу биографий "действующих лиц" - практически всех, упоминаемых в материалах.

 

Обработку документов, их комментирование, перевод с польского, немецкого, английского на русский или польский, судя по всему, провела польская сторона. В комментариях и обработке документов проведен принцип легитимности только польского правительства в эмиграции.

 

Границами компромисса составителей было восстание как таковое. Боевые действия "без политики". Только две борющиеся стороны: поляки, город, его обитатели, повстанцы - и немецкие силы подавления восстания. Если действия немецко-фашистских оккупантов представлены "привычно" предсказуемо, то население Варшавы и повстанцы предстают в новом свете и, очевидно, ближе к действительности.

 

Военный комендант Варшавы генерал Р. Штагель сообщал, что полиция подразделяла повстанческое движение на а) АК, польское национальное движение; б) коммунистическое движение; в) различные мелкие движения. Полиция имела и своих "агентов, которые незадолго до восстания, в особенности агенты, находившиеся в АК, принесли заслуживающие доверия сведения" (с. 586). Восстание для немецкой стороны не было неожиданностью.

 

Документы подтверждают, что АК готовила восстание в секрете от других групп подполья (с. 458). Информатор С. Замбицкий, имевший связи в ЦК ППР, сообщал полиции безопасности: "Это не ППР организовала восстание" (с. 536). ППР была против восстания, выступления с неизбежным трагическим финалом, и не призывала к нему. Нет намеков и на призывы из Москвы. Все шло из Лондона. Восстание направлено было в первую очередь против СССР и Красной армии, и только потом против фашистской Германии. Отсрочка выступления АК в конце августа 1944 г. объективно позволила пройти через Варшаву к Воломину двум танковым дивизиям СС "для поддержки распадающегося фронта" (с. 876). В результате Красную армию "удалось приостановить в 30 - 40 км от Варшавы" - сообщил Гудериан Штагелю (с. 608). Восстание не осложнило вермахту положение на фронте (с. 594). Но переброска на фронт всех возможных сил из Варшавы позволила повстанцам достичь в первые дни значительных успехов.

 

Планы и цели восстания раскрываются постепенно, сведения нарастают к концу второй части: от лепета пятнадцатилетних мальчишек, допрашиваемых в плену, до лиц, посвященных в эти планы. Сообщаемые обеими сторонами, эти сведения не противоречат друг другу. Армия крайова и ее взаимоотношения с городом предстают в новом свете. Да, был романтизм (см. док. 1 и 4 Приложения), подвиги штурмовавших Гданьский вокзал и бойцов, начавших еще в 15 часов 1 августа 1944 г. бои на улице Эмили Пляттер и удерживавших свои позиции до 2 октября (с. 880).

 
стр. 167

 

По свидетельствам повстанцев, когда АК начала восстание, "масса населения и все духовенство были ошеломлены". Поэтому "добровольцев очень мало", для строительства баррикад приходилось применять принуждение, а при размещении отрядов АК "в качестве мест расквартирования использовались частные дома. Мы подвергали террору пребывающее в них польское гражданское население, чтобы оно нас не выдало" (с. 462, 460). 19 августа осведомитель гестапо доносил, что "банды держатся почти исключительно благодаря террору" (с. 242; ср. с. 488, 434 и др.). В конце августа уже отмечается, что боевой дух отсутствует (с. 308). Легионер В. Спрингвальд 14 сентября сообщал: "Я неоднократно видел, как расстреливали солдат АК за то, что они отказывались принимать дальнейшее участие в безнадежной борьбе" (с. 398). В АК расстреливали полицейских и эсэсовцев, рейхс- и фольксдейче (поляков, заявлявших о своей принадлежности к немецкой расе (с. 346), "своих" - за шпионаж и сотрудничество с немцами (с. 864).

 

Варшавяне по документам сборника выглядят не "плакатными персонами", едиными с АК. Миллионное население разное. Одни переходили на сторону оккупантов (с. 294), другие могли линчевать немецких пленных (с. 352). Они помогали раненым: и полякам, и немцам, и солдатам бригады Б. Каминского (с. 1080). Но это население и стало на Воле и Охоте (районы Варшавы) первыми жертвами мести. По воле Гитлера и приказу Гиммлера, варшавяне и Варшава должны были быть стерты с лица земли. Особо зверствовали подразделения СС Х. Рейнефарта и О. Дирлевангера. Ни Бах, ни Рейнефарт, ни Дирлевангер, оказавшиеся в плену у западных союзников, за свои зверства в Варшаве наказания не понесли.

 

Настроение горожан менялось. Артиллерийские обстрелы и авиабомбардировки, пожары и подрывы зданий, уничтожение квартала за кварталом все более ухудшали положение. Не было воды, электричества, царил голод. "Съедены были лошади, собаки и птицы" (с. 48). Десятки тысяч раненых не могли получить помощи - не было медикаментов. Авторы предисловия пишут, что "видя разорение и смерть родных, теряя нажитое имущество, люди, крайне истощенные физически и психически, начали в своих страданиях обвинять повстанцев, то есть тех, кому в начале августа дарили цветы" (первый документ, относящийся к населению, имеет дату 13 августа, когда уже стало ясно, что АК не удалось захватить власть в городе до прихода Красной армии). "Отношение гражданского населения к повстанцам становилось все более недоброжелательным" (с. 48, 426). Это сказывалось на развитии политической ситуации в Варшаве; варшавяне приходили к убеждению, что "лондонское правительство" следует отправить в отставку (с. 514), а восстание - "преступление" (с. 412).

 

Немецкая сторона объясняла поражение восстания плохой организацией, недостатком вооружения и боеприпасов, слабостью сил и, главное, отсутствием связи и согласованности действий с Красной армией. Фишер заметил еще одну существенную причину: восставшую АК не поддержало крестьянство (с. 1136). К подобным выводам пришли и рядовые повстанцы, и горожане, но их суждения в атомизированном виде рассредоточены по всему тому (в этой связи ощущается отсутствие в томе отчета Окулицкого).

 

Губернатор считал, что поражение восстания - это поражение Великобритании и "в конце концов поражение Сталина". Фишер запустил пропагандистскую бомбу о тактике Сталина, направленной на уничтожение польской интеллигенции, "которая в основном и боролась на стороне АК". Де "поляки теперь твердо поняли, что даже из тактических соображений им не стоит ставить на русскую карту" (с. 1134). Для взращивания этих мыслей оккупационные власти приложили максимум усилий.

 

Принцип "беспристрастности" и "аполитичности" не выдерживается в освещении деятельности ППР и берлинговцев (солдат 1-й Польской армии в СССР, форсировавших Вислу и высадившихся в районе Чернякова), организаций левого лагеря.

 

Военные и гражданские органы, созданные Польской рабочей партией, а также примкнувшие к ней или к АЛ в ходе восстания, в польских текстах комментариев называются неадекватно, занижается их статус (с. 140 - 141, 204 - 205). В русском тексте иные формулировки.

 

Составители намерены продолжить свои уникальные публикации. Хотелось бы видеть в последующих томах более развернутые заголовки, составленные ближе к отечественным правилам публикации документов. Может быть, вернуться к практике "Польского подполья..." и делить книгу на два тома? Трудно пользоваться изданием, в котором более 1400 страниц и чуть ли не 2,5 кг веса.

 

Более внимательной проверки требуют тексты переводов, особенно что касается наименований, титулов и званий. Сложно оказалось с переводом похоже звучащих в двух языках слов: например, вокзал и дворец (с. 548). Известное затруднение вызывает перевод слов "narodowy" и "ludowy" в наименованиях организаций. Лучше транскрибировать польское наименование русскими буквами, а в примечании дать харак-

 
стр. 168

 

теристику группировки. Иначе вместо небольшой военной подпольной организации Польская армия людова появляется "Польская национальная армия" (с. 50). В советской, российской литературе были приняты сокращения в польской траскрипции: ППР, ППС, а также ПКНО. В книге то так, то ПРП, ПСП, ПКНВ.

 

Во время восстания погибло 16 тыс. повстанцев, 20 тыс. было ранено, 15,3 тыс. попали в плен. Фишер считал, что погибло 180 - 200 тыс. человек гражданского населения, если не более: под развалинами не сосчитать (с. 1132). Только через лагеря Прушков и Урсус было "пропущено" 350 617 выселенных из города (по польским данным, 550 тыс. - с. 352). Из 350 тыс. на работы в Германию было отправлено 153 810 человек (с. 1122). Более 50 тыс. оказались в концлагерях.

 

Советские войска, в августе-сентябре пробивавшиеся к Варшаве и, наконец, 14 сентября освободившие ее правобережную часть, потеряли 171808 бойцов, 1-я Польская армия - 6757 человек. Попытка уже на следующую ночь форсировать Вислу (мосты взорваны) в черте города стоила таких же жертв, как потери польских частей под Монте-Кассино в Италии. Потери понесли также английские и американские летчики. Германские потери составили 10 тыс. убитыми, было ранено 9 тыс. и пропало без вести 7 тысяч. Историк Я. Заводны пишет о 34 тыс. убитых3. Ни Фишер, ни Гейбель, ни Штагель о немецких потерях не вспоминают. Итог Варшавского восстания - полмиллиона человеческих жизней и превращенный в руины город. Э. Рачинский, в 1944 г. польский посол в Лондоне, будущий президент в эмиграции, единственный из действующих лиц описываемых событий, доживший до конца 1990-х годов, писал: "Говорят, что восстание вызвало подъем духа, что открыло миру глаза на притязания Москвы на нашу независимость - несмотря на это разум содрогается, отказывается принять эти гекатомбы людей и гибель материальных благ и духовных ценностей как неизбежную необходимость".

 

В российской историографии нет монографий об освобождении Польши и Варшавском восстании во всех его аспектах - военном, политическом, дипломатическом и др. То есть нет убедительного ответа на главный вопрос, могла или не могла Красная Армия, пройдя до 500 - 600 км, преодолеть еще несколько десятков километров и освободить Варшаву. Слова губернатора Фишера, что вермахту "удалось на протяжении нескольких месяцев удерживать большевистские армии на восточном берегу Вислы и одновременно подавить крупнейшее в польской истории восстание в Варшаве", что это "является крупнейшим военным достижением... бесспорной победой германского оружия" (с. 1128), мало что доказывают. Всестороннее освещение Варшавского восстания все еще не обеспечено достаточным документальным материалом. Такие возможности может открыть лишь изучение хода военных действий, анализ положения и возможностей сторон на документальной базе военных и политико-дипломатических архивов Германии и России, документов Ставки, ГКО, Политбюро ЦК ВКП(б). Без этого невозможна дальнейшая дискуссия на научной основе. Нужен второй том документов о Варшавском восстании, о его военном и международном фоне. Последнее время "политическая погода" почти не мешала сотрудничеству историков и архивистов двух стран. Свидетельство тому - рецензируемый том документов. Научная общественность получила ценные источники, способствующие ликвидации еще одного "белого пятна" в истории советско-польских отношений.

 

Примечания

 

1. Польское подполье на территории Западной Украины и Западной Белоруссии в 1939 - 1941 гг. (Варшава-М. 2001); Депортации польских граждан из Западной Украины и Западной Белоруссии в 1940 г. Варшава-М. 2003.

 

2. Armia Krajowa w dokumentach, 1939 - 1945. Т. 5. Lnd. 1981.

 

3. ZAWODNY J. -K. Nothing but Honor. The Story of the Warsaw Uprisings 1944. Lnd. 1978, p. 210 - 211.

Опубликовано 16 декабря 2020 года



Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама