Рейтинг
Порталус


ЧЕМ ЗАВЕРШИЛИСЬ СОБЫТИЯ НА ОСТРОВЕ ДАМАНСКОМ

Дата публикации: 19 февраля 2021
Автор(ы): Д. С. РЯБУШКИН
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ВОЕННОЕ ДЕЛО
Номер публикации: №1613733250


Д. С. РЯБУШКИН, (c)

После сражения 2 марта 1969 г. на Даманский постоянно выходили усиленные наряды советских пограничников численностью не менее 10 человек. Возглавлялись наряды, как правило, офицерами. Саперы 225-го отдельного инженерно-саперного батальона проводили минирование острова на случай атаки китайской пехоты.

Председатель КГБ СССР Ю. В. Андропов, в ведении которого находились погранвойска, подписал приказ об усилении Иманского пограничного отряда. В соответствии с этим приказом отряд получил одно звено вертолетов Ми-4, а также маневренные группы Камень-Рыболовского и Гродековского погранотрядов. В тылу, на расстоянии нескольких километров от Даманского, была развернута 135-я мотострелковая дивизия Дальневосточного военного округа (ДВО) (комдив - генерал В. К. Несов) - пехота, танки, артиллерия, реактивные установки залпового огня "Град". 199-й Верхне-Удинский полк этой дивизии принял непосредственное участие в дальнейших событиях.

Китайцы тоже накапливали силы для очередного наступления: в районе острова готовился к бою 24-й пехотный полк Народно-освободительной армии Китая (НОАК), в его составе насчитывалось до 5 тыс. солдат и командиров.

При таком сосредоточении противостоящих сил предотвратить новое кровопролитие могло только политическое решение на самом высоком уровне. Судя по всему, китайское руководство оказалось не готово к дипломатическому урегулированию и довело конфликт до логического завершения.

Около 15.00 14 марта в Иманском погранотряде был получен приказ: убрать наряды с острова. Логика и цель этого приказа до сих пор неясны, как неизвестен и человек, отдавший его.

Пограничники отошли с Даманского и на китайском берегу сразу началось оживление. Одни группы солдат по 10 - 15 человек стали перебежками выдвигаться в сторону реки, другие занимали окопы напротив острова и устанавливали гранатометы, третьи совершали перемещения вдоль границы. В ответ на эти действия 8 БТРов под командованием подполковника Е. И. Яншина тоже направились к острову. Китайцы моментально отошли.

Около 20.00 поступил новый приказ от той же самой вышестоящей инстанции: остров занять. После полуночи (наступило уже 15 марта) на остров вышел отряд Яншина на 4-х БТРах. Количество пограничников в этом отряде составило 45 человек. Еще 80 пограничников сосредоточились на берегу в готовности поддержать своих товарищей. Вышедшие на Даманский военнослужащие расположились четырьмя группами, на расстоянии порядка 100 м друг от друга, вырыли неглубокие окопы. Командовали группами офицеры Л. Маньковский, Н. Попов, В. Соловьёв, А. Клыга. БТРы постоянно перемещались по острову, меняя позиции.

Около 9.00 15-го марта на китайской стороне заработала громкоговорящая установка. Женский голос на чистом русском языке призывал советских пограничников покинуть "китайскую территорию", отказаться от "ревизионизма" и т.д. На советском берегу тоже включили громкоговоритель. Трансляция велась на китайском довольно простыми словами: одумайтесь, пока не поздно, перед вами - сыновья тех, кто освобождал Китай от японских захватчиков.

Через некоторое время наступила тишина, а ближе к 10.00 китайская артиллерия и минометы (от 60 до 90 стволов) начали обстрел острова. Одновременно 3 роты китайской пехоты

стр. 168


(в каждой по 100 - 150 человек) пошли в атаку. Китайцы перемещались тесными группами по 10 - 15 человек в каждой. Начался ожесточенный бой, который длился около часа. К 11.00 у оборонявшихся стали заканчиваться боеприпасы и тогда Яншин на БТРе доставил их с советского берега. Полковник Леонов доложил вышестоящему начальству о превосходящих силах противника и необходимости использовать артиллерию, но никакой поддержки не получил.

Около 12.00 был подбит первый БТР, минут через двадцать - второй. Тем не менее, отряд Яншина удерживал позиции даже в полуокружении. Тогда китайцы стали группироваться на своем берегу напротив южной оконечности острова: от 400 до 500 солдат НОАК явно намеревались ударить во фланг советским пограничникам. Положение осложнялось тем, что была утрачена связь между Яншиным и Леоновым: неудачно расположенные на БТРах антенны были срезаны своим же пулеметным огнем. Для того, чтобы сорвать замысел противника, гранатометный расчет И. Кобеца открыл огонь со своего берега. Этого, однако, в сложившихся условиях было недостаточно и тогда полковник Леонов принял решение совершить рейд на четырех танках.

Леонов занял место в головной машине и четыре Т-62 двинулись в направлении южной оконечности Даманского. Недалеко от того места, где 2 марта погиб Стрельников, командирский танк подорвался на китайской мине. Леонов и некоторые члены экипажа получили ранения. Танкисты покинули танк и направились к своему берегу, при этом погиб заряжающий А. Кузьмин. Что касается Леонова, то срикошетившая китайская пуля сразила полковника.

Бой на острове принял очаговый характер: разрозненные группы пограничников продолжали отражать атаки китайцев, которые численно значительно превосходили оборонявшихся. По воспоминаниям очевидцев, ход боя напоминал маятник: каждая из сторон теснила противника при подходе резервов. При этом, однако, соотношение в живой силе все время было примерно 10:1 в пользу китайцев. Около 15.00 был получен приказ на отход с острова. После этого прибывшие советские резервы пытались провести несколько контратак с целью изгнания нарушителей границы, но они оказались неудачны: китайцы основательно укрепились на острове и встречали наступавших плотным огнем. Лишь к этому моменту было принято решение использовать артиллерию, поскольку возникла реальная угроза полного захвата Даманского китайцами. Приказ об ударе по китайскому берегу отдал первый зам. командующего ДВО генерал-лейтенант П. М. Плотников.

В 17.00 отдельный реактивный дивизион установок БМ-21 "Град" под командованием М. Т. Ващенко нанес огневой удар по местам скопления китайцев и их огневым позициям. Одновременно полк ствольной артиллерии, оснащенный 122-мм гаубицами, открыл огонь по выявленным целям. Налет оказался исключительно точным: снаряды уничтожили китайские резервы, минометы, штабеля снарядов и т.д. Данные радиоперехвата говорили о сотнях погибших солдат НОАК. Артиллерия била 10 минут и в 17.10 в атаку пошли мотострелки (2 роты и 3 танка, командир - подполковник А. И. Смирнов) и пограничники на 4-х БТРах (командир - подполковник А. Д. Константинов). Машины вошли в протоку, после чего советские бойцы спешились и развернулись в сторону вала вдоль западного берега.

После упорного боя китайцы начали отход с острова. Даманский был освобожден, но около 18.00 ожили некоторые огневые точки китайцев. Возможно, для окончательного уничтожения противника советским войскам было необходимо произвести еще один залп, однако соответствующей команды не поступило. Китайцы попробовали вновь захватить Даманский, но три их атаки завершились полным провалом. После этого советские солдаты отошли на свой берег, а китайцы не предпринимали более попыток завладеть островом.

Через несколько часов после завершения сражения (то есть в ночь на 16 марта) на остров отправились три поисково-разведывательные группы 135-й мотострелковой дивизии (во главе с командиром разведроты М. Барковским). Одну из групп возглавил Ю. Бабанский, как хорошо знающий местность. Именно он сначала обнаружил, а затем и вынес с поля боя погибшего начальника Иманского погранотряда Леонова.

17 марта советская сторона предприняла попытку вытащить танк на свой берег, однако из-за сильного огня с китайского берега это не удалось. При этом погиб младший сержант А. Власов, пытавшийся накинуть трос на подбитую машину. Тогда приняли решение уничтожить танк на месте. Стрельба из крупнокалиберных минометов оказалась неудачной: в танк не попали, зато проломили лед и потеряли машину из виду. Что касается танка, то в течение нескольких дней после сражения китайские солдаты проявили немалую оперативность, сумев снять секретное устройство стабилизации пушки и прибор ночного видения.

Далее в течение полутора месяцев китайцы с помощью тягачей подтягивали машину к своему берегу (для выполнения этих работ была привлечена группа водолазов с одной из военно-морских баз КНР). Наконец, в конце апреля Т-62 оказался на том берегу. В настоящее время он стоит в пекинском Военном Музее.

За все время конфликта со 2 по 22 марта погибли 58 советских военнослужащих. Оценивая потери китайской стороны сразу после за-

стр. 169


вершения боя 15 марта, советские пограничники называли цифру 500 - 600 только убитыми. Но через год эту цифру пришлось корректировать и помог тому почти невероятный случай.

Летом 1970 г. через реку Уссури перебрался китайский командир. Действовал дерзко: прихватив с собой автомат, средь бела дня прыгнул в воду и поплыл к советскому берегу. На допросе перебежчик представился командиром взвода. Свой поступок китаец объяснил несогласием с политикой Мао Цзэдуна, а также личными мотивами - смертью от голода отца, матери и жены. Среди прочих ему был задан вопрос о потерях китайской стороны во время прошлогоднего конфликта. Он ответил, что все погибшие на Дамаском были похоронены в трех больших курганах недалеко от места конфликта. Сам перебежчик был на месте захоронения и хотя точное число лежащих там ему неизвестно, его старшие товарищи говорили, что в каждую могилу опустили несколько сотен тел. Таким образом, если слово несколько трактовать даже по минимуму как 2, то получается цифра 600. Скорее всего, погибших было существенно больше, ибо похоронив 200 человек в кургане, так бы и сказали - двести, а не "несколько сотен".

Сразу после завершения боев японские средства массовой информации, ссылаясь на данные своих спецслужб, называли цифру около 3 тыс. убитых. Показательно, что официальные лица КНР не опровергли эти данные, хотя во многих других случаях реагировали весьма остро. С той поры никакой новой информации по поводу числа погибших китайцев не поступало, поэтому мелькающие в публикациях цифры 200, 600,800 и т.д. достоверными считаться не могут.

Число погибших солдат и командиров НОАК - тайна, тщательно оберегаемая китайской стороной. Ради ее сохранения в уезде Бао-цин создано мемориальное кладбище, главным элементом которого является трехметровая фигура китайского солдата. Там покоится прах 68 китайских военнослужащих, убитых на Даманском (из них пятерым официально было присвоено звание "Герой"). На плитах могил высечены имена погибших и даты - чаще всего 2 или 15 марта 1969 года. Сюда возят любопытствующих граждан, а местная турфирма дает самую широкую рекламу.

Возможно, на самом деле есть еще одно захоронение, о котором говорил перебежчик. Вот туда туристов не возят, поскольку иначе придется говорить о больших потерях. Если эта версия верна, то неизвестное захоронение с большой долей вероятности должно находиться в уезде Хулинь, частью которого является ныне остров Даманский (Чжэньбао).

Но возможно, что в Баоцине находится все-таки единственное кладбище, однако удостоенными упоминания на могильных плитах оказались лишь 68 человек, неизвестно по какому принципу отобранные.

11 сентября 1969 г. в Пекинском аэропорту состоялись переговоры Председателя Совета Министров СССР А. Н. Косыгина и Премьера Государственного Совета КНР Чжоу Эньлая. Главным результатом дискуссии стала договоренность о прекращении враждебных акций на советско-китайской границе и остановка войск на тех рубежах, которые они занимали на момент переговоров. Формулировку "стороны остаются там, где они находились до сих пор" предложил Чжоу Эньлай, а Косыгин сразу с ней согласился. И именно в этот момент остров Даманский стал китайским де-факто.

Дело в том, что после завершения боев началось таяние льда и потому выход пограничников на Даманский оказался затруднен. Приняли решение осуществлять огневое прикрытие острова. Отныне всякая попытка китайцев высадиться на Даманский пресекалась снайперским и пулеметным огнем.

10 сентября 1969 г. пограничники получили приказ: огонь прекратить. Сразу после этого китайцы вышли на остров и там обосновались. В тот же день произошла аналогичная история на острове Киркинском, расположенном в Зкм севернее Даманского. Таким образом, в день пекинских переговоров 11 сентября на островах Даманском и Киркинском находились китайцы. Значит, согласие Косыгина с формулировкой "стороны остаются там, где они находились до сих пор" означало признание претензий Китая на эти острова.

Судя по всему, приказ прекратить огонь с 10 сентября был отдан лишь для того, чтобы создать благоприятный фон для начала переговоров. Советские руководители знали, что китайцы высадятся на Даманском и сознательно пошли на это. Очевидно, в Кремле решили, что рано или поздно, но придется провести новую границу по фарватерам Амура и Уссури. А раз так, то нечего держаться за острова, которые все равно отойдут китайцам.

Вскоре после завершения переговоров Косыгин и Чжоу Эньлай обменялись письмами. В них они согласились начать работу по подготовке договора о ненападении. Однако полной нормализации отношений между СССР и КНР пришлось ждать еще почти 20 лет.

Д. С. Рябушкин, кандидат исторических наук, доцент Таврического национального университета, Украина.

 

Опубликовано на Порталусе 19 февраля 2021 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама