Рейтинг
Порталус


СОВЕТСКАЯ ВОЕННО-МОРСКАЯ РАЗВЕДКА В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

Дата публикации: 05 марта 2021
Автор(ы): О. В. КАРИМОВ
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ВОЕННОЕ ДЕЛО
Номер публикации: №1614946920


О. В. КАРИМОВ, (c)

С декабря 1917 г. большевиками было прекращено финансирование зарубежных аппаратов военной разведки России. Многие военные агенты стали передавать союзникам России не только секретные сведения, но и агентуру. С января 1918 г. отдел генерал-квартирмейстера (орган военного министерства, отвечавший за организацию разведки) не получал от военных агентов никаких донесений. Практически ни одной агентурной организации, ни одного агента в иностранных государствах у Советской России не осталось. Перед советским военно-политическим руководством встала задача одновременного формирования центрального, периферийного и зарубежного аппаратов военной разведки.

Летом и осенью 1918 г. в Советской России разведывательную работу проводили сразу несколько органов военного управления:

1. Оперативный отдел Народного комиссариата по военным делам;

2. Высший военный совет;

3. Всероссийский Главный штаб;

4. Оперативное управление Народного комиссариата по морским делам.

Им подчинялись различные местные органы разведки. Оперативному отделу Наркомвоена - внешние фронты (Восточный, Северный, Южный), пограничные округа (Северо-Кавказский), разведывательные органы на захваченной врагом территории. Высшему Военному Совету подчинялись разведывательные органы штабов участков войсковой "завесы" - северо-восточного, северного и юго- восточного, Московского и Петроградского укрепленных районов, западного района обороны. Всероссийскому Главному Штабу - разведывательные органы военных округов и зарубежные аппараты военных агентов (до их упразднения в июне 1918 года.).

27 января (11 февраля) 1918 г. Совет Народных Комиссаров РСФСР издал декрет о создании Рабоче-Крестьянского Красного Флота. Морское министерство было переименовано в Народный комиссариат по морским делам. При наркомате действовал Морской Генеральный штаб, состоявший из нескольких отделов. Непосредственно разведывательной деятельностью занимался иностранный отдел, возглавляемый М. И. Дуниным-Борковским. Контрразведывательной работой занимался отдел морской регистрационной службы, возглавляемый А. И. Левицким. К июню 1918 г. иностранный отдел был расформирован, находившимся в его подчинении морским агентам (атташе) было предложено уволиться со службы. К лету 1918 г. агентурная разведка флота прекратила свое существование.

Вместо Морского Генерального штаба был образован Штаб Морских сил Республики (Штаморси). Здесь разведкой занималось разведывательное отделение Оперативного управления Штаба Морских сил. Ему подчинялись разведывательные органы Балтийского флота и речных флотилий. Это разведывательное отделение до конца


Каримов Олег Владимирович - сотрудник Генерального Штаба Вооруженных сил Российской Федерации.

стр. 131


1918 г. являлось единственным органом, ведущим военно-морскую разведку. Однако оно занималось только военно-морской оперативной разведкой, агентурная же разведка заново еще создана не была.

В сентябре 1918 г. был создан новый высший военный орган - Революционный Военный Совет Республики (РВСР). В октябре того же года был создан Полевой Штаб РВСР. Утвержденные в ноябре 1918 г. штаты Полевого Штаба предусматривали создание единого высшего органа военной разведки - Регистрационного управления (Региструпр).

Несмотря на централизацию разведывательной деятельности в одном управлении, военно-морская разведка здесь организована не была. Это явилось серьезным просчетом военно-политического руководства Советского государства. Перед флотами и флотилиями была поставлена задача: оказание активной помощи Красной Армии в боевых действиях на побережье морей, рек и озер. Без организации морской разведки выполнение этой задачи было невозможно.

В январе 1919 г. было принято решение о создании в Регистрационном управлении Полевого Штаба РВСР морского разведывательного отдела. С 1 февраля 1919 г. в новых штатах Регистрационного управления впервые появилось упоминание о морском разведывательном отделении.

Реввоенсовет Республики своим приказом N 234 от 5 февраля 1919 г. утвердил штат морского разведывательного отделения. Оно должно было иметь следующий состав: начальник отделения из числа бывших морских офицеров, политический комиссар, три помощника начальника отделения из бывших морских офицеров, один помощник из бывших сухопутных офицеров, два сотрудника для поручений из бывших морских офицеров, четыре переводчика, владеющих минимум тремя иностранными языками, один переводчик, владеющий одним иностранным языком, чертежник, два делопроизводителя (члены партии), три машиниста (один член партии), три курьера-сторожа, один журналист. На первоначальное обустройство отпускалось 45 тыс. рублей 1 . В дальнейшем это отделение стало называться не разведывательным, а агентурным, сосредоточив в своем ведении морскую агентурную разведку, которая до этого не была еще организована.

Свою деятельность отделение начало 22 февраля 1919 года. Оно являлось центральным органом военно-морской разведки в Вооруженных Силах Советской Республики. Функции нового отделения включали как саму организацию разведки, так и связь с разведывательными пунктами на местах, систематизацию сводок, постановку заданий, подготовку агентов, финансирование всего аппарата, снабжение и контроль.

Сосредоточение военно-морской агентурной разведки в одном органе не исключало, в случае необходимости, создания агентуры для работы на местах с более узкими задачами. Для этого в разное время были открыты местные морские разведывательные пункты.

Первым начальником морского агентурного отделения Регистрационного управления стал Дунин-Борковский 2 , назначенный на эту должность 9 февраля 1919 года. Однако через два месяца он был обвинен в контрреволюционной деятельности и 12 апреля арестован. 30 апреля 1919 г. Дунин-Борковский был уволен со службы в Регистрационном управлении. Временное исполнение обязанностей начальника Морского отделения было возложено на комиссара отделения Ф. Корягина. Но уже 22 апреля 1919 г. исполнение обязанностей начальника Морского отделения было передано бывшему офицеру А. А. Деливрону 3 .

Морское отделение Регистрационного управления начало свою работу в тот момент, когда новая агентурная морская разведка еще не была создана. Связь со старыми агентами была утеряна в силу ряда причин, другие сами отрицательно относились к событиям в России. Поэтому приходилось ограничиваться периодической отправкой агентов-разведчиков на территорию, занятую противником.

Так как республика не имела телеграфной и телефонной связи с разведывательными пунктами, расположенными за линией фронта, главным средством связи являлись агенты-ходоки, которые направлялись на территорию, занятую белыми. Несколько агентов сразу получали не только одно и то же задание, но и один и тот же район работы. Это делалось с таким расчетом, что если задание не выполнит один, то выполнит второй, третий. Ходоки перебрасывались через линию фронта в одиночку или большими группами, насчитывавшими иногда несколько десятков человек, которые охватывали целые районы и области вражеской территории. Агентурные работники перебрасывались через линию фронта под видом беженцев, сестер милосердия, идущих к своим семьям, возвращающихся из плена и так далее.

Для большей оперативности в получении информации от ходоков было решено выдвинуть как можно ближе к фронтам приемные пункты для встречи агентов. Аген-

стр. 132


турный работник, имея на руках удостоверение от Регистрационного управления для предъявления командующему армией, направлялся в район перехода лини фронта. И если ему не чинили препятствий, он сам переходил линию фронта, углубляясь в тыл противника. Однако между Регистрационным управлением и штабами фронтов не было необходимой договоренности. Переброска агентов была пущена на самотек. Такой принцип организации разведки не приносил необходимых результатов.

К маю 1919 г. морское отделение отправило с заданиями 108 агентов, в резерве находилось еще 30 человек 4 . В большинстве случаев это были люди самых разнообразных профессий, зачастую весьма далекие от знания морского дела. Лишь немногие из них служили в период первой мировой войны в военно- морском флоте: машинисты, кочегары, мотористы.

Работа морского отделения столкнулась с отсутствием кадровых моряков- специалистов из числа бывших офицеров. В большинстве случаев бывшие офицеры флота отрицательно относились к разведывательной службе и к Советской власти. Поэтому основной костяк морских разведчиков составили бывшие моряки из числа нижних чинов. Среди новых работников было много людей, не имевших ранее отношения к морскому делу. В связи с этим среди агентов-ходоков морского отделения происходил большой отсев. Очень редко кто-нибудь из них направлялся на второе или третье задание.

Направляемые с разведывательным заданием агенты Морского отделения должны были определить наличие, дислокацию, вооружение, командный состав, настроение команд морских сил противника. Так как боевые действия велись в основном на суше, то агенты морского отделения зачастую выполняли задачи по изучению сухопутных сил Белой армии, политики, проводимой по отношению к местному населению, настроений местных жителей и их отношения к приходу Красной армии.

Основным видом разведывательной деятельности являлось наблюдение за противником. Выполнение такого задания требовало значительного времени. В связи с этим добытые сведения устаревали, но позволяли проследить тенденции к изменению соотношения сил на фронтах Белой армии. Так с 31 июля 1919 по 2 февраля 1920 гг. находился на задании бывший гимназист - агент Б. И. Павликовский (один из немногих образованных и наиболее полезных агентов). Ему была поставлена задача: определить силы белой армии и ее союзников в Крыму и, в частности, в Севастополе. В докладе о проделанной работе он сообщил о том, что в Севастополе находилось 5 крейсеров, 1 дредноут и 5 подводных лодок русского военно-морского флота. Так же им было установлено, что к октябрю 1919 г. союзники доставили в Крым для белой армии 20 танков и 10 вагонов снарядов. Большая часть всех военных грузов затем переправлялась в Новороссийск. Также была получена информация о том, что французы переправляли бывших русских военнопленных в Ейск, а оттуда - на Царицынский фронт. Большое внимание агент уделил изучению отношения общественного мнения к местным властям. Было выявлено начавшееся охлаждение в отношениях белой армии и войск союзников 5 .

Большие трудности в деятельности агентов-ходоков возникали в связи с развалом транспортной системы России. Зачастую добраться до назначенного пункта можно было только пешком. Так, бывший моторист А. И. Холодов, находившийся на задании с сентября 1919 по март 1920 гг., должен был прибыть в Одессу и выяснить корабельный состав и наличие артиллерии Белой армии на северном побережье Черного моря; количество иностранных войск и график военных перевозок с Кавказского побережья. Однако добраться до Одессы он не смог и вынужден был остаться в Севастополе. Доставленные им сведения подтвердили донесение Б. И. Павликовского и более профессионально дополнили его. Стал известен численный состав команд, их настроение, а также то, что 4 из 5 находившихся в Севастополе подводных лодок были неисправны. Были получены сведения о желании Махно действовать против Деникина, о количестве махновцев и их пулеметов.

Иногда слабая подготовка и непродуманность предстоящих разведывательных операций приводили к курьезным случаям, как например история с бывшим кочегаром П. П. Калниным, который в июле 1919 г. был направлен в г. Гурьев для сбора сведений о Семиреченском казачьем войске. Однако перед переходом линии фронта "неожиданно" выяснилось, что он не может выполнить задание по следующим причинам: во-первых, Калнин был латышом и слабо знал русский язык; во-вторых, по легенде он должен был выдавать себя за англичанина, однако не знал ни одного иностранного языка; в-третьих, на руках у него были татуировки, выдающие его как моряка Балтийского флота, казаки же отрицательно относились к матросам, считая их основными сторонниками большевиков 6 .

стр. 133


Среди тех, кто поступал на службу в морское агентурное отделение в качестве агентов, встречались и ненадежные лица, стремившиеся воспользоваться всеобщей неразберихой и на этом заработать. Некоторые из агентов, получив деньги на расходы, связанные с выполнением задачи, просто не возвращались обратно. Так, бывший моторист Черноморского флота И. Ф. Гудименко был направлен в сентябре 1919 г. в Омск и Красноярск с задачей сбора сведений об армии Колчака, настроении солдат, их отношении к местному населению. Гудименко должен был установить связь с партизанскими отрядами, чтобы с их помощью вывести из строя несколько стратегически важных мостов. Однако с задания агент не вернулся. Позже выяснилось, что он, истратив все деньги, устроился работать милиционером в г. Кустанае.

Через некоторое время после создания морского агентурного отделения его руководство поняло необходимость получения сведений от зарубежной агентуры, чтобы заранее знать о помощи государств Антанты и Тройственного Союза войскам Белой армии. Кроме того, необходимо было получать сведения о возможных агрессивных действиях соседних государств, включая входивших ранее в состав Российской империи. Так как агентурного аппарата за рубежом еще не было, то поначалу ограничились отправкой агентов-ходоков. С апреля по июнь 1919 г. в Константинополь был направлен З. Г. Ибрагимов (в первую мировую войну служил переводчиком на Кавказском фронте). Ему была поставлена задача: выяснить, какие войска находились в Константинополе, определить их руководящий состав, уточнить, присутствуют ли иностранные войска в Турции, получить информацию о режиме проливов, а также выяснить общее состояние турецкой армии. Согласно доставленной Ибрагимовым информации в связи с произошедшей в Турции революцией корабли Антанты не выпускались из Черного моря. Турки требовали, чтобы команды оставили корабли и добирались до своих стран пешком. Были получены сведения о состоянии турецкой армии, константинопольском гарнизоне и находившихся там 7 тыс. русских военнопленных, доставленных из Франции для последующей отправки в армию Деникина. Следующая командировка Ибрагимова состоялась через две недели в Баку. На этот раз он должен был выяснить состав белогвардейских морских сил на Каспийском море, возможность переброски туда войск с Черноморского побережья. Командировка его закончилась успешно в октябре 1919 года 7 .

В августе 1919 г. в Константинополь была командирована семья учителей Колаковых. Жена должна была легализоваться и периодически сообщать сведения о сухопутных и морских силах Турции, режиме проливов. Добираться они должны были через Одессу. Однако, они добрались только до Тифлиса, растратили все деньги и в июне 1920 г. вернулись обратно.

Летом и осенью 1919г. агенты морского отделения направлялись во вновь образовавшиеся государства: Литву, Латвию, Эстляндию, Польшу, Финляндию. Здесь в основном изучались вооруженные силы белоэмигрантов, отношение к ним местных властей, а также вооруженные силы перечисленных стран, присутствие войск ведущих государств Европы. Деятельность агентов зачастую не была успешной: информация носила отрывочный характер, сильно противодействовала контрразведка в Польше и Литве. Большой процент агентов не возвращался по неизвестным причинам.

К маю 1919 г., в связи с расширением деятельности морского агентурного отделения назрела необходимость переименовать его в морской агентурный отдел. В докладе от 31 мая 1919 г. на имя председателя Реввоенсовета Республики Л Д. -Троцкого заместитель начальника Региструпра В. П. Павулан 8 предлагал для более планомерной работы и систематизации материалов образовать в составе отдела пять отделений. Каждое из них должно было иметь свое направление деятельности. Первое - в Казани для наблюдения за морской деятельностью противника в бассейнах рек Волги, Камы, Оки, Белой, на участках Пермского и Уфимского районов, а также Северной Двины. Второе отделение должно было находиться на острове Котлин и вести наблюдение за бассейном Балтийского моря. Третье - в Петрограде для изучения районов Ладожского, Онежского, Чудского озер, а также бассейнов прилегающих рек. Четвертое - в Харькове для наблюдения за Азовским, Черным и Каспийским морями. Пятое должно было изучать Каспийский театр 9 .

19 июня 1919 г. морское агентурное отделение было переименовано в морской агентурный отдел.

В связи с расширением сферы деятельности начальник морского отдела Деливрон предполагал получить в подчинение отдела 2 миноносца для ведения разведки в Балтийском море и у берегов Финляндии с целью предупреждения возможной опасности для Петрограда. Очевидно, его идея не была осуществлена.

К началу 1919 г. Советская Россия потеряла выходы ко всем морям. Несмотря на появившееся мнение о снижении роли морской разведки, военные консультанты

стр. 134


Регистрационного Управления В. Г. Зиверт 10 и В. Цейтлин (бывшие офицеры армии) требовали обратить должное внимание на морскую разведку и на необходимость подготовки для нее кадров. Они категорически возражали против передачи работников морских отделений в сухопутную разведку. Наоборот, писали они, именно "сейчас и складывается возможность создания и развития морской зарубежной агентуры". Было признано необходимым, для корректировки и направления деятельности морской разведки иметь в Регистрационном Управлении квалифицированного консультанта по морским вопросам. Даже кадровый офицер Деливрон не являлся достаточно подготовленным специалистом в организации разведки (он служил на флоте до 1905 г. и был призван из запаса в период первой мировой войны).

Для исправления сложившейся ситуации при Регистрационном управлении были созданы курсы разведки. С образованием же морского отделения в штат курсов введены должности десяти слушателей от флота и один моряк- преподаватель (не штатный, а по приглашению). В июле 1919 г. был введен штатный лектор - специалист Морского Генерального штаба для чтения лекций по военно-морскому делу. На эту должность был назначен морской генштабист Б. И. Доливо-Добровольский 11 . Срок обучения на курсах был доведен до восьми месяцев, вместо прежних двух. Поступавшие на курсы разведки представители от флота предварительно обучались в Училище командного состава флота или в других учебных заведениях флота.

Большой трудностью в работе разведывательных органов Советской России было требование принимать на службу в Регистрационное управление только коммунистов, которые зачастую отказывались от назначения, мотивируя это тем, что во главе службы стояли беспартийные военные специалисты. Последним не доверяли и особые отделы ВЧК. Все это не способствовало успешному решению разведывательных задач. Военные специалисты находились под постоянной угрозой ареста по малейшему подозрению. Именно этим объясняется реорганизация, осуществленная в Региструпре в июне 1919 года. Реорганизация привела к тому, что во главе отделов и отделений оказались исключительно члены партии. Подготовку агентов также должны были проводить только партийные работники управления. В течение июня - сентября 1919 г. многие бывшие офицеры были арестованы (в частности работник морского отдела, бывший лейтенант флота Б. Л. Дандрэ) 12 или направлены в действующую армию.

К концу 1919 г. Регистрационное управление окрепло настолько, что смогло уже организовать морскую агентурную разведку в Швеции, Норвегии, Дании, Турции, Польше, Литве, Латвии, Эстонии, Болгарии, а также против сил противника на фронтах.

В январе 1920 г. произошли изменения в организационно-штатной структуре Регистрационного управления Полевого штаба РВСР. Как самостоятельное подразделение морской агентурный отдел перестал существовать. Его функции были переданы оперативному отделу Регистрационного управления, который, в свою очередь, состоял из нескольких отделений. Для организации морской разведки предполагалось оставить только одну должность помощника начальника оперативного отдела по морским делам. Вся имевшаяся в распоряжении морского отдела агентура была расформирована. Возвращавшиеся с заданий агенты морского агентурного отдела направлялись в распоряжение Управления по личному составу флота, многих увольняли в связи с невозможностью их использования по профессиональной непригодности, третьи переходили в подчинение отдела, занимавшегося сухопутной разведкой. Начальником морского отдела к этому времени был Н. Пожаров, его помощником - только что окончивший курсы разведки В. А. Иок 13 . 22 января 1920 г. Пожаров был отчислен из Регистрационного управления и сдал дела морского отдела своему помощнику. В связи с организационно-штатными мероприятиями бывшие сотрудники морского агентурного отдела получали новые назначения в составе Регистрационного управления или направлялись в распоряжение Командующего морскими силами (Коморси).

В сентябре 1920 г. штаты Региструпра опять подверглись изменениям. В оперативном отделении оперативного отдела Регистрационного управления появился морской сектор в составе 4 человек. 31 января 1921 г. начальником морского сектора был назначен В. Р. Звирбуль 14 .

В апреле 1921 г. Регистрационное управление Полевого штаба РВСР было переименовано в Разведывательное управление штаба РККА. В составе нового управления морская разведка была представлена уже тремя отделениями. Начальником морского отделения агентурного отдела был назначен Звирбуль.

В сентябре 1921 г. в штат Разведывательного управления была введена должность помощника (заместителя) начальника управления по морским делам. Это было вызвано необходимостью корректировки и согласования работы морских отделений

стр. 135


Разведывательного управления, а также для осуществления мероприятий морской разведки. Кандидат на эту должность утверждался решением РВСР. Он был обязан информировать Штаморси по вопросам состояния иностранных флотов. К нему должны были поступать от руководства военно-морским флотом все задания разведки.

Морское отделение при агентурном отделе Разведывательного управления штаба РККА занималось организацией морской агентуры в интересующих РСФСР государствах и непосредственно руководило ее работой. В функции отделения входили также обработка и решение всех организационных и оперативных вопросов, касающихся деятельности местных морских разведывательных отделений при разведывательных управлениях и отделах флотов и флотилий.

Морское отделение при информационно-статистическом отделе занималось разработкой и систематизацией добываемого информационного материала, касающегося устройства судов, портов, баз береговых морских укреплений, морских крепостей, гидроавиации, организации вооружения и дислокации, а также различных изменений организации военно-морского флота иностранных государств.

Помощником начальника Разведывательного управления Штаба РККА по морским делам был назначен Ж. А. Паттер 15 . Начальником морского отделения оперативного отдела стал Д. Л. Блинов 16 .

В Разведывательном управлении остро ощущалась нехватка денежных средств на ведение разведывательной деятельности. Смета агентурного отдела Разведывательного управления штаба РККА постатейно рассматривалась и утверждалась на заседаниях валютной комиссии Политбюро ЦК РКП (б). На первое полугодие 1921 г. для организации морской разведки требовалось 45 тыс. фунтов стерлингов, однако эта сумма была вычеркнута из сметы. На второе полугодие удалось провести через ЦК смету в 21 тыс. фунтов стерлингов, но реализовать это решение не удалось, т. к. в ноябре 1921 г. смета всего Разведывательного управления была урезана на 10 тыс. фунтов стерлингов. Финансирование на 1922 г. отдельно для морской разведки валютной комиссией Политбюро ЦК не предусматривалось 17 . Начальник Разведывательного управления А. Я. Зейбот категорически отказывался выделять средства на ведение морской разведки, мотивируя это ограниченностью средств в целом и невозможностью иметь параллельный аппарат морской разведки. Он предлагал объединить весь разведывательный аппарат, т. е. сократить морские отделения. Такие предложения вызывали противодействие со стороны помощника начальника Разведывательного управления штаба РККА по морским делам Ж. А. Паттера. Он пытался апеллировать к руководству Штаморси, указывая на негативные последствия таких мероприятий, так как во-первых - сотрудники морских отделений будут вынуждены покинуть Разведывательное управление РККА (в случае же необходимости вновь создать военно-морскую разведку собрать их снова будет нелегко, а назначение новых людей пользы не принесет ввиду специфики работы); во-вторых - опыт первой мировой войны показал, что организация агентуры должна проводиться в мирной обстановке 18 .

В качестве альтернативы Паттер предлагал объединить морские отделения оперативного и информационно-статистического отделов в морской отдел, подчиняющийся непосредственно помощнику начальника Разведывательного управления по морским делам, который бы отчитывался в оперативных вопросах перед Штабом Морских сил. Такой же план был выдвинут еще весной 1921 г. командующим Морскими силами Республики Сладковым с подачи Паттера. В результате обсуждений морское командование признало осуществление этого плана в тот момент нецелесообразным. Однако к концу 1921 г. оно пересмотрело свою точку зрения.

Обстановка, сложившаяся в Разведывательном управлении, привела к тому, что работники морских отделений перестали ощущать необходимость своей деятельности. Агентурная работа практически остановилась. Началась чехарда в назначении новых начальников морских отделений. В сентябре 1921 г. начальником морского агентурного отделения был Блинов, затем Д. С. Любомирский, а уже 28 декабря 1921 г. его возглавил А. Н. Иванов 19 . Через десять дней, не видя перспектив разведывательной работы и не желая терять время из-за споров о будущем морской разведки, он написал рапорт с просьбой направить его в Морскую академию для дальнейшей учебы (именно оттуда, не окончив курса обучения, он был переведен в Разведывательное управление РККА). Назначенный вместо него 9 января 1922 г. А. А. Обухов 20 в должности пробыл всего две недели.

В феврале 1922 г. руководство Разведывательного управления в докладе на имя комиссара штаба РККА Данилова сообщало, что к настоящему моменту оно не располагает морской агентурой, создание которой тормозится отсутствием денежных средств и подходящих для работы людей. Отсутствие же морской агентурной сети

стр. 136


обрекало морское отделение оперативного отдела на вынужденное безделье. К тому же в самих морских отделениях ощущался острый дефицит квалифицированных кадров. Попытки улучшить состав этих отделений не имели успеха, так как морское командование и политорганы Штаморси взамен откомандированных работников направляли людей, слабо разбирающихся в военно-морском деле и разведке. Не лучше обстояли дела в морском отделении информационно-статистического отдела. В течение 1921 г. Штаб морских сил не смог выделить ни одного специалиста-моряка для обработки добываемой информации. Отсутствовали также специалисты, владеющие иностранными языками.

По мнению Разведывательного управления улучшение организации морской разведки возможно было бы при наличии двух факторов: пригодных для разведки людей и денежных средств на содержание специалистов и агентов. Руководство Разведывательного Управления РККА предлагало ликвидировать морское отделение оперативного отдела и морские отделения разведывательных отделов военных округов и флотов, сократить должность помощника начальника управления по морским делам. Вместе с тем, признавая наличие разведки военно-морского флота иностранных государств, предлагалось частично возложить на сухопутную агентуру выполнение заданий для военно- морского командования РСФСР. Морское отделение информационно- статистического отдела предлагалось оставить для определения задач морской разведки и обработки полученной информации.

Эти предложения Разведывательного управления Штаба РККА нашли свое отражение в апреле 1922 г. в ходе очередных мероприятий. Было сокращено морское отделение агентурного отдела, а должность помощника начальника разведывательного Управления по морским делам сокращена.

Таким образом, несмотря на очевидную необходимость существования центрального органа военно-морской разведки, после окончания гражданской войны он был упразднен. Основными причинами, подтолкнувшими военное руководство страны к принятию такого решения, послужили: недостаточное финансирование разведывательной работы, отсутствие подготовленных специалистов и общее сокращение вооруженных сил Советской России.

Примечания

1. ВОЛКОДАЕВ И. И. Роль советской военной разведки в обеспечении победоносных боевых действий Красной армии в годы Гражданской войны, рукопись. М. 1967, гл. 2, с. 51.

2. ДУНИН-БОРКОВСКИЙ МИХАИЛ ИОСИФОВИЧ (1878 - ?). Капитан 1 ранга. Окончил Морской корпус. Совершил кругосветное плавание на корабле "Джигит". В последующем связал свою жизнь с разведкой: служил в отделении статистики (разведывательном отделении) Морского Генерального штаба. В 1910 - 1912 гг. - начальник иностранной части Морского Генерального штаба. В 1912 - 1913 гг. - заведующий иностранным отделом статистической части Морского Генерального штаба. В 1914 г. - начальник особого делопроизводства Морского Генерального штаба.

3. ДЕЛИВРОН АНДРЕЙ АНДРЕЕВИЧ (1882-?). Лейтенант флота. Родился в Санкт-Петербурге в семье чиновника. В 1900 г. окончил Морской корпус. С 1902 г. находился 2 года в заключении в Японии. В 1905 г. уволен со службы и отдан под суд за отказ применить силу против Кронштадтского выступления. Бежал в США, окончил юридическое отделение университета в Чикаго. В 1915 г. вернулся в Россию, где восстановлен на службе и занимался контрразведкой во Владивостоке. После Октябрьской революции работал в военном комиссариате Олонецкой губернии. В декабре 1918 г. мобилизован в РККА - помощник начальника отдела снабжения при военном комиссариате Олонецкой губернии. С февраля 1919 г. - помощник начальника морского агентурного отделения Региструпра.

4. Центральный архив Министерства обороны (ЦАМО-2), оп. 18819, д. 4, л. 149.

5. Там же, оп. 18064, д. 2, л. 116 - 117.

6. Там же, оп. 18072, д. 2, л. 160.

7. Там же, оп. 18064, д. 2, л. 86.

8. ПАВУЛАН ВАЛЕНТИН ПЕТРОВИЧ (1890 - ?). Родился в Курляндской губернии. Член РСДРП с 1909 года. В первую мировую войну служил в 1 Латышском стрелковом полку. С 1917 г. занимал руководящие должности в МВО и Наркомвоене. С 26 декабря 1918 по 17 сентября 1919 гг. - заместитель начальника Региструпра. Затем переведен на Туркестанский фронт. В 1920 - 1923 гг. служил в учреждениях, подчиненных Верховному трибуналу ВЦИК.

9. ЦАМО-2, оп. 18819, д. 4, л. 148 - 149.

10. ЗИВЕРТ ВОЛЬДЕМАР ГЕНРИХОВИЧ (1882 - ?). Родился в Курляндской губернии в семье мещан. Капитан. В 1904 г. окончил Виленское юнкерское пехотное училище. Участ-

стр. 137


ник русско-японской войны. В 1910 г. окончил Восточный институт по китайско-манчжурскому отделению "с личным успехом". Участник первой мировой войны (переводчик в штабе Северного фронта). В 1917 г. окончил Николаевскую военную академию. После Октябрьской революции - председатель полкового комитета. В Региструпре с ноября 1918 г.: помощник начальника агентурного отделения; консультант Региструпра; начальник агентурного отдела; старший консультант Региструпра. С сентября 1919 г. переведен в распоряжение Полевого Штаба РВСР. С июня по октябрь 1918 г. и в июне 1919 г. находился под арестом с обвинением в контрреволюционной деятельности.

11. ДОЛИВО-ДОБРОВОЛЬСКИЙ БОРИС ИОСИФОВИЧ (1873 - ?). Капитан 1-го ранга. Окончил Морской корпус. Служил на Черноморском флоте, Тихоокеанской эскадре. В 1906 - 1908 гг. - обер-офицер отделения иностранной статистики (разведывательное отделение - О. К.) Морского Генерального штаба. В 1908 - 1909 гг. - начальник иностранной части Морского Генерального штаба. Позднее служил старшим офицером на линкорах "Пантелеймон", "Слава", был прикомандирован к Морскому Генеральному штабу для занятий.

12. ДАНДРЭ БОРИС ЛЬВОВИЧ (1889 - ?). Лейтенант флота. Призван в РККА по мобилизации. В июне 1918 г. служил в дивизии траления Балтийского моря. С декабря 1918 г. - в Главном Управлении Кораблестроения Народного Комиссариата по морским делам. С июня 1919 г. - в Регистрационном Управлении Полевого Штаба Реввоенсовета Республики.

13. ИОК ВИКТОР АНТОНОВИЧ (около 1894 - ?). Родился в г. Санкт- Петербурге в семье рабочего. В 1913 г. окончил школу юнг. Во время первой мировой войны служил на батареях Кронштадта и Двинска. Участник гражданской войны. В 1919 г. находился на Курсах командного состава флота и Курсах разведки и контрразведки. С декабря 1919 г. служил в Региструпре.

14. ЗВИРБУЛЬ ВИКТОР РОМАНОВИЧ (1892 - ?). Родился в Витебской губернии. Образование средне-техническое. С 1913 г. на службе во флоте в г. Либава. Участник первой мировой войны. После Октябрьской революции служил на учебном судне "Рион", затем на подводной лодке. Окончил Училище командного состава флота и курсы разведки и контрразведки при Региструпре. С августа 1920 г. служил в Региструпре. С сентября 1921 г. - начальник морского отделения Разведывательного отдела Петроградского Военного округа. После ликвидации отделения с мая 1922 г. - начальник Разведотделения Мурманского губернского военного комиссариата, затем уполномоченный Петроградского Военного округа по Мурманскому району.

15. ПАТТЕР ЖАНО АНСОВИЧ (? - ?). В 1920 г. возглавлял морской сектор оперативного отдела Региструпра. Затем находился в распоряжении У ВУЗа Штаморси. С сентября 1921 г. по апрель 1922 г. - помощник начальника Региструпра по морским делам. Позднее занимался сухопутной разведкой. К 1923 г. переведен в распоряжение Коморси.

16. БЛИНОВ ДМИТРИЙ ЛЕОНИДОВИЧ (1897 - ?). Родился в г. Алупка Таврической губернии в семье личных дворян. Мичман. Окончил морской кадетский корпус и в 1917 г. морское училище по специальности "штурман". Служил старшим штурманским офицером на эсминце "Гром". Участник первой мировой войны. После Октябрьской революции добровольно вступил в РККФ: служил в Верховной морской коллегии, затем командир миноносца "Забайкалец", позднее в Волжской военной флотилии от командира судна до начальника штаба флотилии. Участник гражданской войны. С сентября 1921 г. служил в Разведуправлении РККА. С октября 1922 г. в распоряжении Помглавкома по морским делам.

17. ЦАМО-2, оп. 18834, д. 2, л. 231.

18. Там же, л. 124.

19. ИВАНОВ АЛЕКСЕЙ НИКОЛАЕВИЧ (1900 - ?). Родился в Тифлисе в семье чиновника. В 1918 г. окончил 2 курса Морского инженерного училища (военное кораблестроение). С декабря 1918 г. добровольно в РККФ. Участник гражданской войны. В 1920 - 1921 гг. учился в Соединенных классах командного состава флота (продолжил учебу по специальности). С ноября 1921 г. - в Разведупре. С января 1922 г. продолжил учебу в Морской академии.

20. ОБУХОВ АЛЕКСАНДР АКИМОВИЧ (1897 - ?). Родился в г. Усолье Пермской губернии. С 1916 г. во флоте: окончил машинную школу, служил на учебном судне "Океан" в г. Кронштадт. Участник гражданской войны. С 1918 по 1920 гг. учился в Училище командного состава флота. В 1921 г. - комиссар на крейсере "Аврора". С ноября 1921 г. служил в Разведуправлении РККА. С января 1922 г. служил в морском отделении Разведотдела Петроградского Военного округа. В марте 1923 г. был уволен из вооруженных сил в бессрочный отпуск.

Опубликовано на Порталусе 05 марта 2021 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама