Рейтинг
Порталус


ШАССАНЬ. ЯПОНИЯ ПРОТИВ МИРА. СМИТ В. ЧТО ДУМАЕТ ЯПОНИЯ?

Дата публикации: 06 сентября 2022
Автор(ы): Н. ЕРОФЕЕВ
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ВОЕННОЕ ДЕЛО
Источник: (c) Историк-марксист, № 4(074), 1939, C. 185-189
Номер публикации: №1662461027


Н. ЕРОФЕЕВ, (c)

CHASSAGNE H. Le Japan contre le Monde. Paris. 1938. Editions sociales internationales. 271 p. et carte.

 

ШАССАНЬ. Япония против мира.

 

SMITH WALTER. Ou en est le Japon? Paris. 1936. Bureau d'editions. 116 p.

 

СМИТ В. Что думает Япония?

 

Книжка Шассаня, изданная Международным социальным издательством, входит в серию под общим названием "Проблемы". В этой серии "Проблем" уже вышло несколько книг: Т. Бальк "Расы", М. Пренан "Биология и марксизм", Л. Анри "Источники религии", Лаберени "Происхождение миров", А. Лефевр "Национализм против наций" и др.

 

Свою книгу автор предназначает для активиста профсоюза и пролетарской партии, который "хочет изучить вопрос, но имеет в своем распоряжении лишь текущие брошюры, неполные и скоро стареющие. Если он хочет двигаться дальше, он вынужден обратиться к буржуазным книгам, зачастую дурно пахнущим".

 

Автор начинает книгу с географического очерка страны, ее климата, флоры и фауны и затем переходит к описанию населения. Установив, что рождаемость, сильно возросшая со времени революции Мейдзи и за 70 лет удвоившая население японских островов, уже в 1919 г. постепенно падает, автор указывает на высокий процент смертности, особенно детской, от разных эпидемий, туберкулеза и т. д. Целым рядом убедительных доказательств автор разоблачает лживость утверждений апологетов японского империализма о перенаселенности Японии.

 

В кратком историческом очерке (гл. 2, 3 и 4-я), анализирующем причины и движущие силы революции 1868 г., автор дает в общем правильную картину причин и хода революции, но отводит недостаточную роль крестьянству. Между тем если японская буржуазия руками югозападных кланов и самураев совершила переворот в своих целях, то основным фактором революции все же являлось широкое крестьянское движение. Автор рецензируемой книги недостаточно подчеркнул этот основной факт, хотя и отмечает, что своими демагогическими лозунгами (например обещанием освободить на три года от налогов) блок сил, боровшихся против сегуната, сумел обеспечить себе поддержку со стороны крестьянства.

 

Характеризуя период между 1868 и 1913 гг. и анализируя данные японской экономики, автор устанавливает два кардинальных для японской экономики факта - отставание сельского хозяйства от промышленности как результат половинчатости аграрных реформ революции 1868 г. и отставание тяжелой промышленности от легкой; и дело здесь не в отсутствии сырья, а в финансовой слабости японской буржуазии, которая выросла и растет сейчас за счет жестокой

 
стр. 185

 

эксплуатации широких масс и государственной поддержки.

 

Политическая эволюция послевоенных лет шла по линии активизации фашизма и усиления военно-авантюристского крыла правящих классов. Одно за другим следуют террористические нападения на политических деятелей, вся "вина" которых заключалась в некоторой осторожности политического курса (премьер-министр Хамагуци, директор концерна Мицуи Дан, министр финансов Иноуэ, премьер-министр Инукаи). Между тем влияние милитаристов типа Араки усиливается. Разрабатываются чудовищные программы морского строительства, истощающие финансы страны.

 

Несмотря на всю демагогию фашистских партий настроение внутри страны складывается далеко не в их пользу. На парламентских выборах 20 февраля 1936 г. фашистские партии потерпели поражение, собрав не более 2% голосов. Напротив, партия минсейто, предвыборным лозунгом которой был лозунг борьбы с фашизмом, получила 205 мест, на 80 мест более чем на предшествующих выборах. После этого поражения фашистские партии заняли антипарламентскую позицию, выкинув лозунги государственного капитализма, контроля и планирования и дав целый ряд других демагогических обещаний. Путч 26 - 29 февраля 1936 г. явился попыткой со стороны фашистских партий и авантюристских кругов военщины ликвидировать результаты парламентских выборов. Несмотря на неудачу самого путча, позиции военщины в кабинете и в правящих классах страны, несомненно, укрепились. Об этом. говорит последующая политика японской буржуазии. Однако это не значит, что влияние этих партий усилилось в стране. Наоборот, выборы в парламент, состоявшиеся в апреле 1937 г., показывают, что в широких массах растет оппозиция политике авантюр вовне и ограбления народных масс внутри страны. Военно-фашистские партии, опирающиеся на союз резервистов, который один насчитывает 3 млн. членов, собрали всего 1 млн. голосов. Напротив, партия социал-демократов получила 37 мест вместо 18 на предшествовавших выборах. (Коммунистическая партия в Японии нелегальна). Основную массу голосов получили две традиционные японские буржуазные партии - минсейто и сейюкай, - умело маскирующие свою политику лозунгами парламентаризма и демократии.

 

6 и 7-я главы книги, посвященные сельскому хозяйству и промышленности Японии, содержат большой фактический материал. Так, автор указывает, что 3,3% землевладельцев имеют в своих руках 39% удобных земель, иначе говоря, подавляюще большую часть всей наиболее плодородной, лучше орошенной земельной площади. Социальный состав японского крестьянства характеризуется следующими цифрами: от 3500 тыс. до 3800 тыс. бедняков, от 1500 тыс. до 2000 тыс. середняков, 200 тыс. богатых крестьян.

 

98% крупных земельных владений сдаются крестьянам в аренду мелкими участками. В большинстве случаев эта аренда является феодальной формой испольщины или натурального оброка. Она отнимает у крестьян свыше половины их дохода и имеет тенденцию к дальнейшему росту; по рисовым полям арендная плата отнимает до 80% дохода у крестьян.

 

Не удивительно, что японская деревня уже десятки лет не выходит из состояния хронического кризиса. Экономический кризис, начавшийся в 1929 г., усугубил положение: "Цены и а рис, на шелковичные коконы, на шолк-сырец пали значительно быстрее чем цены на промышленные изделия..." (стр. 144). Обнищание деревни привело к росту задолженности крестьянства: с 5 млрд. иен в 1929 г. до 8 млрд. в 1935 г., а по некоторым данным до 10 млрд. иен. "Даже среди среднего крестьянства, - пишет автор, - сумма задолженности часто выше чем стоимость хозяйства" (стр. 145). Голод- обычный гость японской деревни. В этих условиях факты продажи детей на фабрику или в публичные дома стали в Японии повседневным явлением.

 

Японская буржуазия прекрасно понимает, какими опасностями грозит ее господству голодная деревня. Но жалкие меры помощи, которые она принимает, на дают и не могут ничего дать крестьянству, так как все займы и рисовые фонды идут на пользу лишь крупному собственнику и кулаку.

 

"Сельское хозяйство Японии, - пишет автор, - стоит на месте и даже падает: в этом нет ничего удивительного, если мы учтем многообразную эксплуатацию, тяготеющую над деревней" (стр. 148 - 149). Обработка земли в крестьянском хозяйстве совершается самыми примитивными способами - сохой, мотыгой. Общая урожайность полей непрерывно падает: за период 1928- 1932 гг. средний урожай ржи упал на 15%.

 

Конкретную картину японской промышленной деятельности автор заключает следующими общими выводами.

 

Тяжелая промышленность, в частности авиационная и автомобильная, развита слабо и в случае войны не сможет удовлетворить потребности армии. Дело не в нехватке сырья: ведь полное отсутствие хлопка или каучука не помешало развитию хлопчатобумажной и каучуковой промышленности. Дело в нищете потребителя, в отсутствии платежеспособного спроса со стороны нищей феодальной деревни. Вот почему тяжелая промышленность Японии живет лишь заказами от государства.

 

Характеризуя внешнюю торговлю Японии, которая заваливает рынки мира своими дешовыми и скверными изделиями, автор отмечает, что в этом наступлении на рынки японские капиталисты не останавливались ни перед какими средствами, стремясь перескочить через барьер таможенных пошлин. Однако в настоящее время рост японского вывоза значительно сократился и сокращается далее: отчасти под влиянием ответных мер со стороны японских конкурентов, отчасти под влиянием роста мировых цен на сырье.

 

Характеризуя японский капитализм в целом, автор, в частности, указывает, что при наличии в деревне остатков феодализма в

 
стр. 186

 

Японии в то же время быстро идет процесс концентрации капитала. В 1901 г. числилось 2359 банков, в 1935 г. осталось лишь 1283 банка; капитал их одновременно возрос с 369 млн. иен до 1910 миллионов. Что касается промышленности, то она "картелирована почти полностью, и в картелях руководящую роль играют крупные концерны" (стр. 204).

 

Краткий очерк японского рабочего движения заключает лишь самые необходимые сведения о жизни и борьбе японского пролетариата: "Японский пролетариат подвергается почти колониальной эксплуатации. Его заработная плата очень низка и все время падает, особенно со времени девальвации иены и последовавшего вздорожания жизни" (стр. 210 - 211). Апологеты японского капитализма, не будучи в состоянии опровергнуть объективных данных о низком уровне жизни японского рабочего, пытаются сослаться на "особые условия", на "привычки" и пр. Но автор разбираемой нами книги и здесь разоблачает их: "Разумеется, не следует смешивать заработную плату и жизненный уровень, не следует забывать особенности исторического и социального развития страны. Японский рабочий предпочитает рис хлебу, рыбу предпочитает мясу; но он работает в современных предприятиях... он производит те же товары, он подвергается той же эксплуатации, и если сравнить элементы, сравнимые экономически, следует сделать вывод, что степень эксплуатации в Японии гораздо выше чем во Франции" (стр. 214 - 215).

 

Японский пролетариат распылен и ослаблен предательской политикой реформистских вождей; многие из них открыто перешли на службу к самым реакционным отрядам буржуазии, открыто пропагандируя войну против китайского народа. Коммунистическая партия - единственный руководитель японского пролетариата - загнана в глубокое подполье и объявлена вне закона.

 

Исключительно активную деятельность развертывают фашистские партии, отравляя сознание масс националистическими, шовинистическими лозунгами, пытаясь воздействовать "а отсталые массы идеями "паназиатизма", "божественного" характера императорской власти и тому подобными реакционными выдумками. Автор цитирует многочисленную литературу, вся цель которой - возбудить воинственные, шовинистические настроения с тем, чтобы сыграть на них.

 

Последняя глава - "Япония и мир", чрезвычайно содержательная и, пожалуй, основная в книге, - касается внешней политики японского империализма. Книга заканчивает изложение фактов японской внешней политики событиями в Люкоуцзяо (7 июля 1937 г.).

 

Характеризуя политику Японии в отношении Китая, автор подчеркивает еэ агрессивность уже в договоре о вечной "дружбе" с Китаем (187! г.), за которым крылось посягательство на Формозу, захваченную японской буржуазией в 1895 г., после японо-китайской войны. Участие в подавлении боксерского восстания 1900 г., "21 условие" (1915 г.), вмешательство в гражданскую войну 1924 - 1927 гг. - вот этапы японской политики в Китае. В 1931 г. Япония начала следующий этап, оккупировав Манчжурию. Попытки одновременно стать твердой ногой и на юге Китая (нападение на Шанхай) на этот раз окончились провалом для японской военщины, но она, как показали последующие события, не отказалась от захватнических планов, а лишь выжидала более удобного момента. За Манчжурией последовали провинции Северного Китая: Хэбей, Шаньси, Шандунь, - затем провинции Внутренней Монголии: Жэхэ, Чахар, Суйюань.

 

Политика Японии в отношении Советского Союза, начиная с первых дней его существования, проводилась под знаком хищнических апетитов японского империализма. С 1931 г. последний, несмотря на неоднократные предложения, отказывается подписать с СССР пакт о ненападении. Японский генштаб опирается на русских белогвардейцев. Но сила Красной Армии, непрерывно возрастающая мощь Страны советов держат японских самураев на приличном расстоянии от советской земли.

 

Попытка напасть на Монгольскую народную республику в марте 1936 г. окончилась для самураев весьма плачевно.1

 

"Инцидентом" в Люкоуцзяо начинается современный этап японской агрессии против Китая. Меморандум Танака, объявленный японцами фальшивкой, более точно соответствовал действительности чем многие официальные декларации японского министерства иностранных дел.

 

Отношения Японии и других капиталистических держав: США, Англии и Франции - гораздо сложнее. Они определяются и совместными интересами в колониальном ограблении Китая и взаимной конкуренцией на рынках Китая и других стран. США закрывают въезд для японцев, Англия закрывает для них свои рынки. "Война против Соединенных штатов стала неизбежной", - говорит Араки (30 апреля 1934 г.). Десятки книг с громкими названиями повторяют то же самое. Англия несмотря на ее "нейтралитет" в японо-китайской войне, очень похожий на поощрение, не пользуется, однако, в Японии особыми симпатиями. Некий Синсаку Хирота в журнале "Бунгей сюдзю" писал в феврале 1933 г.: "Буржуазная Англия, эксплуататорская, империалистская, - сволочь, которая завладевает Азией. Освобождение Азии начнется с ударов по Англии" (стр. 264). Богатые колониальные владения Англии не дают спать японским генералам.

 

Любопытна политика Франции в отношении японских захватов на Дальнем Востоке. Несмотря на захватнические планы японских милитаристов, не упускающих случая заявить, что Франция не имеет прав на Индо-Китай, французская буржуазия

 

 

1 Последующие годы не принесли японским захватчикам удачи: в 1938 г. они были биты у оз. Хасан, а в 1939 г. - у юз. Буир-Нур. - Н. Е.

 
стр. 187

 

очень снисходительно относится к японской агрессии на Дальнем Востоке. Некоторые материалы, приводимые автором, проливают свет на эту терпимость: "Франко-азиатский банк, наследовавший Русско-азиатскому банку и объединяющий ряд русских белогвардейцев и представителей банка Креди-Лионнэ, основал филиал - Франко-манчжурский банк; в конце 1934 г. возникло французское общество для развития Манчжурии, с одобрения правительства" (стр. 267).

 

Книжку Шассаня превосходно дополняет книга Смита "Что думает Япония?", вышедшая в Париже немного ранее. Автор задался целью - исключительно по высказываниям японских публицистов и политических деятелей составить картину так называемого "общественного мнения", точнее говоря, настроений японских правящих кругов, по основным вопросам политики. Небольшая книжечка Смита благодаря прекрасно подобранным, ярким цитатам и фактам дает весьма наглядное представление о том, какими приемами создается "воинственное" настроение в стране и как далеко зашла в Японии психологическая подготовка к войне.

 

Многочисленная публицистическая литература, почти монополизированная военными авторами, пестрит такими заголовками: "Война Японии с Америкой близка" (ген. Сато), "Англо-японская война неизбежна" (лейтенант Морфлота Исимату Фудзита), "Война Японии против всего мира" (он же), "Война между Японией и Америкой неизбежна" (Икедзаке Туко). Старому другу и покровителю - Англии - при этом порядком достается. Исимату в своей книге доказывает, что англо-японские отношения в настоящее время "очень сильно напоминают отношения, существовавшие перед мировой войной между Англией и Германией" (стр. 14), и приходит к выводу, что "их экономическое и политическое сосуществование более невозможно" (стр. 15). Журнал "Хоци симбун", негодуя на ограничения японской иммиграции в Австралию, писал 18 марта 1934 г.: "Разве это не верх наглости, эта политика запретов в отношении Японии?" (стр. 16). А некий лейтенант Гото в книге "Спасите Японию" пишет, что дружеские отношения прошлого ничуть не могут помешать англо-японской войне, и раскрывает планы японской военщины на Индию, Австралию и Новую Зеландию. "Англия находится на ущербе, и англо-японская война закончится самоубийством Англии", - зловеще предостерегает воинственный лейтенант (стр. 16).

 

Один из главных директоров крупного журнала "Асахи", опубликовавший книгу "Следующий шаг Японии вперед", не колеблясь называет главного врага Японии. "Кто завоеватель Азии? Какая страна самая империалистическая? Кто угнетает народы Востока?" - спрашивает он и неизменно отвечает: "Англия, только Англия. Она завоевала мир, она царит на морях, она агрессор не только в Азии, но и во всем мире. Она фактический хозяин Лиги наций. Англия - это угнетатель Азии. Это главный враг Японии" (стр. 18).

 

Но не одна Англия фигурирует в списке будущих военных противников Японии. Так, генерал Сато утверждает: "Планы Америки угрожают нашему существованию, будущему нашей страны и наших потомков". Генерал перечисляет обиды, нанесенные Японии США: ограничение японской эмиграции в США, потеря японцами Циндао, нарушение соглашения Ишии-Лансинг, ограничение японского флота. "Короче говоря, - подытоживает Сато, - американцы нанесли нашей нации бесчисленные оскорбления. Наконец, Америка заставила Англию порвать англо-японский союз... Надо сказать открыто: наш враг - Америка. Приготовимся к неизбежной японо-американской войне, сразим нашего врага - Америку" (стр. 27).

 

Что эти обвинения по адресу США не являются плодом досужего вымысла генерала, явствует из других высказываний. Виднейшая японская газета "Токио нициници" писала 31 января 1934 г.: "Весь народ (? - Ре д.) говорит почти инстинктивно о войне между Японией и США как о совершенно обычной вещи". Тот же Сато заявляет: "Прежде всего надо действовать стремительно, начать действия до того, как основные американские силы будут стянуты к Гавайским островам. Возможно, что Америка попытается затянуть открытие военных действий путем переговоров, с тем чтобы приготовить свой флот и сконцентрировать его у Гавайских островов. Именно поэтому мы должны скоро решать и, быстро оборвав дипломатические отношения, начать военные действия до того, как их флот будет готов" (стр. 29 - 30).

 

Эти планы внезапной атаки подробно рассматриваются и другими авторами, которые все сходятся на оценке направлений основного удара: это Филиппины, Гуам и Панамский канал.

 

СССР и Монгольская народная республика - объекты особенно усердных упражнений японских лейтенантов от литературы. На тему о захвате советского Приморья, Сахалина и других "лакомых кусков" исписаны груды листов, пролито много чернильных слез о судьбе племен монгольской расы(?)на территории СССР (см. Араки "Задачи Японии в эпоху Снова").

 

Любопытна следующая фраза в статье некоего японского журналиста Нодзава Томудзу в журнале "Това": "Державы делают все усилия к тому, чтобы сделать Японию застрельщиком войны против СССР" (стр. 45).

 

На какие ресурсы надеется японская военщина, объявляя своими врагами всех? Разумеется, не может быть и речи об одновременной борьбе Японии со всеми этими странами, и только среди "молодых офицеров", по выражению одного японского автора, могут найтись такие смельчаки. Расчеты военной клики, захватившей сейчас значительную долю власти в стране, гораздо более серьезны. Они заключаются в развязывании новой мировой войны, которая займет силы воюющих в Европе и оттянет их от Дальнего Востока.

 

В последующих главах автор, охарактеризовав японскую политику форсирования

 
стр. 188

 

экспорта и роста японских вооружений, дает картину шовинистической пропаганды, которую ведут японские милитаристы, готовя страну к войне. Здесь мы встречаем и уже известный тезис о бедности Японии землей и сырьем, и расистские "теории" о миссии Японии в Азии, и восхваление прошлого Японии, разумеется, фальсифицированного. Открыто провозглашается культ войны и силы, в умы детей вбиваются "истины" вроде следующей: "Япония - божественная страна, дело рук богов, которая передана богиней Аматерасу ее прямым наследникам в лице императоров. Японский народ - народ высшего порядка" (стр. 97). Автор заканчивает свое изложение призывом ко всем друзьям мира в Европе и в Азии, в Японии и Китае соединить свои усилия и повести, впротивовее "имперской морали" японского агрессора, борьбу за мир, за цивилизацию, против империалистического варварства.

 

*

 

Обе рецензируемые брошюры очень содержательны и в общем хорошо изложены. Особенно это относится к книге Шассаня, которая читается с неослабевающим интересом. Тем досаднее поэтому небрежность автора и издателя, допустивших большое количество ошибок. Особенно не повезло датам. Так, объявление "независимости" Манчжоу-Го произошло не 25 февраля 1932 г., как утверждает автор, а 1 марта; коронование Пу И - не 1-го, а 9 марта 1934 г.; начало оккупации Манчжурии - не 28-го, а 18 сентября 1931 г. (стр. 243); высадка японских войск в Шанхае - не 28 февраля, а 23 января 1932 г.; 29 января началось общее наступление на Чапей (стр. 247); пекинский трактат заключен, как известно, в 1925 г., а не в 1928 г. (стр. 257).

 

Кроме того в очерке, характеризующем географическое положение и население Японии, часто приводятся цифры, расходящиеся с общеизвестными, официальными данными, например о плотности населения (стр. 20). Автор не указывает, откуда он взял эти сведения.

 

Все эти ошибки - очевидно, результат спешки - несколько снижают качество этих ценных книжек.

Опубликовано на Порталусе 06 сентября 2022 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама