Проект Порталус



Воспоминания танкистов

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
 
 

ПОЛЯНОВСКИЙ ЮРИЙ МАКСОВИЧ, лейтенант

Командир танка: На это место мой танк попал, очередная жертва, переезд перешел, меня предупреждали, что по шоссейной дороге не иди, там немецкие мины, пошел налево, обходить. Только начал обходить мне в моторное отделение залепили снаряд. Дым пошел. Танк встал, а раз встал значит убьют. Дал команду - покинуть машину, через верхний люк. Немцы же впереди были. Мы отсюда вылезли и назад. Радист мой не полез через верхний люк, решил вылезти через нижний, его нет и нет. Потом, когда танк достали, оказалось, что его убили. Мы к своим пришли. Меня спрашивает контрразведчик: "Он сгорел или нет. За чем вам надо? Мы должны ночью посылать тягач вытаскивать его. Если сгорел - какой хрен его тащить. Если не сгорел - тебя под суд, бросил машину. Каек будем делать?" Я говорю: "Ночью выйду сам на передовую, тягач подождет, мы посмотрим, как он себя чувствует". Мы ночью полезли, молили бога, чтобы танк сгорел, чтобы немцы его добили. Добили.

 
 

БОРОДИН МИХАИЛ ИЛЬИЧ, механик-водитель

Бой под Сталинрадом: И не знаю, то ли мина, то ли снаряд, на лобовой броне взорвался. Вспышка, меня ослепило. Обожгло лицо слегка. Ни боли, ничего не почувствовал. Выскочил на гребень высоты, и вижу – минометы немецкие внизу. В первый раз увидел их вот так. И немцы в первый раз советский танк увидели, очевидно.

 

КУЗМИЧЕВ НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ, лейтенант

Воспоминания: Я гранату бросил метров на 50. И началось. Вытащили лобовой пулемет - они же на нас с тыла зашли. Башню развернули. Со мной автоматчик. Пулемет на бруствер поставили, огонь ведем. Попали или нет - не разберешь. И тут взрыв! У меня пулемет ДТ подбросило и мне диском по носу, я на какое-то мгновение отключился.

 

ЖЕЛЕЗНОВ НИКОЛАЙ ЯКОВЛЕВИЧ, лейтенант

Начало войны : Хочу еще раз подчеркнуть, что мы учились на учебных машинах. Когда нас отправляли на фронт, то нам выдали новые танки. Казалось бы, танки были те же самые тридцатьчетверки, но это только на первый, дилетантский взгляд. Каждая машина, каждый танк, каждая танковая пушка, каждый двигатель имели свои уникальные особенности. Их нельзя узнать заранее, их можно выявить только в процессе повседневной эксплуатации. И в итоге на фронте мы оказались с незнакомыми машинами.

 

В рядах 4-ой ТА: Мы вошли по центральной дороге, и он давай лупить по нам. Один танк горит, второй танк горит, третий танк... Били с близкого расстояния. Я вплотную к домам прижался. Впереди перекресток. Тут я увидел, что за перекрестком загорелся дом, и на фоне этого дома стоит немецкий танк "Тигр". Расстояние 120 м, не больше. Я наводчику на голову нажал, и сел на его место. Посмотрел в прицел - не вижу куда стрелять, промажу. Открыл затвор, посмотрел, правильно ли я навел, подвел. Я ударил ему прямо в борт - брызги, пламя. Только сел я на свое место, и в это время немец оглушил меня, люк был открыт, а стрелял он с расстояния 50-70 м. Он меня вычислил по выстрелу. Прямо в лоб нам бил. Очнулся я на боеукладке, на днище танка видимо инстинкт сработал во мне - весь танк горит, дышать не чем.

 
 

МАТВЕЕВ СЕМЕН ВАСИЛЬЕВИЧ, старшина

Старшина Красной Армии: Так что если за боевую подготовку армии говорить, то была она у нас тогда плохая. Ведь армия - это не один боец и не батальон даже, это громадный организм. У немцев этот организм был и работал (неплохо, замечу, работал), а у нас только начал создаваться.

 

БОДНАРЬ АЛЕКСАНДР ВАСИЛЬЕВИЧ, лейтенант

Война: Утром, ранним утром, потому что было еще прохладно, часов шесть с чем-нибудь, немцы пошли в контратаку и вот я тогда в первый и последний раз увидел, как шла густая цепь немцев, одетая с ночи в шинели нараспашку с автоматами и карабинами. Я видел их лица - обросшие и, надо полагать, пьяные. Я косил их из пулемета и за спиной у них летели клочья шинелей, а потом только они падали. Наверное это было похоже на расстрел...

Ответы на вопросы участников ВИФ2

 
 

КОЛЕСНИКОВ АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ, сержант

 

К 29 апреля я уже был в пятом танке. Из его экипажа спасли лишь меня одного. Фаустпатрон разорвался в моторной части нашей боевой машины. Я находился на месте наводчика. Механик-водитель схватил меня за ноги и выкинул через передний люк. После этого начал выбираться сам. Но не хватило буквально нескольких секунд: начали рваться снаряды боеукладки, и механик-водитель погиб.

 

РЕМ УЛАНОВ, лейтенант


Рассказ 1: на окраине стоял немецкий четырехосный пушечный броневик и своим огнем не подпускал нашу пехоту. Каргинов приказал мне свернуть самоходку вправо и со второго снаряда я снес у броневика башню.

Рассказ 2: одна из машин не нашей группы, пойдя на обгон идущего перед ней грузовика с большой копной сена, наскочила на встречный грузовик, раздавила его и двух человек. Сорвав пушкой кабину она тащила ее на стволе почти до самого парка.

 
ЛОЗА ДМИТРИЙ ФЕДОРОВИЧ, полковник

Скончался 22.05.2001


Интервью: Подбили три или четыре танка. Остальные танки повернули и быстро скрылись. Командир дивизиона, артиллерист, взобрался на одну из подбитых машин, заглянул внутрь, а там ребята наши лежат, у одного вся грудь в орденах. Артиллерист за голову схватился.

 
 

НЕФЕДОВ МИХАИЛ ПАВЛОВИЧ, старший лейтенант

 

Когда колонна двинулась, эти два танка не смогли выехать с поляны, так как сели на днище. Тридцатичетверку вытащили танком Т-34, а "Валентайн" вытащить одной тридцатьчетверкой не удалось. Пришлось буксировать двумя машинами.

 

АРИЯ СЕМЕН ЛЬВОВИЧ, гвардии старший сержант

История: Мосток рухнул враз и не задумываясь. Танк с ходу ударился лобовой броней в скат оврага, перевернулся и кверху лапами сполз на дно.

Интервью: Трассирующий огонь, когда начинает сверху, и видишь, только как светящаяся полоса опускается все ниже, ниже к тебе; вот сейчас она до твоего уровня дойдет и разрежет тебя пополам. Ну, короче говоря, война есть война, что тут толковать.





Руководитель проекта: Артем Драбкин
Ведущий: Олег Шеремет


© Все права соблюдены 2001

    Rambler's Top100



@ portalus.ru